17:37 

Одни вещают и изучают, а другие с топором по граблям ходят
Название: "Мой лейтенант-идиот"
Авторы: crazy_capricorn, soV@...
Бета: вроде как soV@...
Фандом: Bleach
Пэйринг: Хирако/Айзен
Рейтинг: НЦ-17
Предупреждение: OOC
Жанр: может показаться что ангст, но на самом деле стеб ;)
Дисклеймер: Кубо...


Река времени очищает прошлое, а лечит ли раны? Есть раны, о которых не говорят, но всегда помнят. Мужчина накручивал прядь волос на палец и отпускал, разглядывая, как послушный локон падает на переносицу. В голове вновь зазвучала мелодия, которую он помнил много лет. Всегда возвращая его в прошлое, и доказывая, что на самом деле он никто. Нет! Он был никем только для единственного человека, которого и через столько лет всё еще ненавидел. Хотелось забыть, но никак… Хотя, именно ему он был благодарен за все.
Мысленно напевая старую песню, он закрыл глаза. Слайды прошлого, один за другим стали сменяться, унося далеко назад. Тайна, которую он хранил бережно, напоминала старый шрам, который изредка ныл и не давал покоя. Никто никогда не узнает правды о Айзене Соуске, лейтенанте пятого отряда, которого уже давно не существует.
****
- Эй…как там тебя?
Мужчина с длинными волосами, цвета пшеницы не оборачиваясь, задал вопрос, продолжая идти вперед. Айзен остановился. Вопрос ввел его в ступор. Хирако-тайчо прекрасно знал, как его зовут. Не понимая, к чему задан вопрос, он тихо выдавил:
- Айзен Соуске, – но все так же оставался стоять на месте.
Хирако тоже остановился, повернул голову и заявил:
- Ну и чего стоишь, Соуске? Думаешь, нас будут ждать?
Был первый день, когда Айзена назначили лейтенантом пятого отряда. Он много слышал о характере Хирако-тайчо и часто приходил на тренировки отряда. Наблюдая не за рядовым составом, а только за капитаном. Его поражало, как такой человек как Хирако Шинджи может быть капитаном. Его настроение менялось каждую минуту. Вот он весело общается с офицером, через несколько секунд на этого же офицера может обрушиться ругательство. Но, судя по всему, в отряде любили капитана. Выполняли все приказы с точностью, в глазах отсутствовал страх перед ним. В отличие от рядового состава шестого отряда. Те боялись взглянуть в глаза своему капитану, не то чтобы у них мелькнула тень улыбки. В пятом отряде, все были счастливы. И Айзена этот факт тревожил и раздражал. Не может быть капитан слишком добрым и хорошим. В голове зародилась идея, понять, почему?
- Так Вы думаете, если мы опоздаем, то все разойдутся? – осторожно поинтересовался Айзен.
- Конечно! Сколько раз так было! Хотя, - он остановился, обвел взглядом пространство, - я сам говорил: «Если я задерживаюсь больше пяти минут, вы можете меня не ждать». Поэтому никто не ждет! – он широко улыбнулся, но, наткнувшись на неодобрительный взгляд Айзена, тут же спрятал ухмылку.
- Простите, но, по-моему, Вы слишком…
- Что? – перебил его Хирако. - Соуске, погода хорошая…
Айзен замолчал. А Хирако, тем самым показал, что не хочет ничего выслушивать. Они шли медленно и молча. Только когда мимо проходили шинигами, Хирако-тайчо взмахивал рукой и говорил «Доброго утречка». А следом сухое «Доброе утро» Айзена.
- Эй! Соуске! Ты уже знаешь, что скажешь отряду? – поинтересовался Шинджи.
Айзен стоял вплотную, и разглядывал светлую макушку капитана. Конечно, он знает, всю ночь он не спал, а думал над приветственной речью. А теперь, представляя за дверью толпу людей, ему становилось не по себе. Кончики пальцев покалывало от волнения. Дверь открылась, и первым вошел капитан. Кинув неодобрительный взгляд на своего лейтенанта, он сказал:
- Э-э-э-э-э, Соуске, заходи уже!
Айзен вздохнул, и ступил следом за капитаном. Пока Хирако-тайчо , приветствовал отряд и говорил о назначение Соуске, лейтенант взглядом обводил каждого, пытаясь прочитать, какими именно глазами все смотрят на своего капитана. Много эмоций, слишком много, все смешивалось, но одно, Айзен понимал, каждый из присутствующих уважал Хирако-тайчо.
- Что ты там стоишь, как столб, Соуске, может, уже скажешь что-нибудь своему отряду? – капитан отступил в сторону и насмешливо воззрился на Айзена.
У того пересохло в горле, а заготовленная речь вылетела из головы. «Что со мной происходит!» - с ужасом подумал он, но, тем не менее, выступил вперед.
- Доброе утро, меня зовут Айзен Соуске, я рад, что буду служить со всеми вами, - неуверенно начал, все больше теряясь под взглядом капитана.
«Что Вы на меня так смотришь?! Ну, отвернитесь же, отвернитесь!» - билась в голове лейтенанта истеричная мысль.
Шинджи понимающе ухмыльнулся и отвел взгляд. Дышать стало легче, а голос Айзена окреп.
- Я хотел бы сказать…
- Сколько можно тут сидеть в такую прекрасную погоду, - перебил его капитан.
Отряд зашевелился.
- Чтоб через пять минут все были на тренировочном поле, – приказал Шинджи. – Кого там не будет, тот в четвертый отряд пойдет канализацию чистить. Вопросы есть?
Отряд как ветром сдуло. Айзен замер в нерешительности, не зная, относится ли и к нему этот приказ.
Шинджи безразлично рассматривал его.
- Тайчо? – занервничал Соске.
Взгляд капитана оказывал на него какое-то гипнотическое действие. Наконец, он отвел от Айзена глаза и направился к выходу, пройдя так близко мимо лейтенанта, что тот почувствовал, как его руку задел рукав капитанского хаори. Шинджи остановился за спиной Айзена и, не оборачиваясь, произнес:
- Мой лейтенант должен всегда следовать за мной и выполнять любой мой приказ, даже если он с ним не будет согласен. Высказываться ты можешь, но слушать тебя или нет, это мое личное дело. Я даю тебе время обдумать, хочешь ли ты быть моим лейтенантом. Если откажешься, я напишу прошение о переводе тебя в другой отряд. В седьмом и третьем сейчас нет лейтенантов. После обеда жду тебя с ответом. А сейчас отправляйся на тренировочную площадку. Это приказ!
Капитан ушел и Айзен наконец смог выдохнуть. Работать с Хирако-тайчо будет тяжело, по крайней мере, первое время, но уходить Айзен не собирался. Как он может перевестись в другой отряд, когда капитан пятого вызвал в нем такие противоречивые эмоции, как страх и интерес? А еще Соске очень не понравилось безразличие в глазах капитана, на него так никогда не смотрели. Он докажет ему… Что именно он хотел доказать, Айзен еще не знал, но точно знал, что докажет, обязательно докажет!
- Соуске! – в окно заглянул недовольный Шинджи. – Кажется, я отдал тебе приказ. Отлыниваешь уже в первый день?
- Никак нет, - отчеканил Айзен и унесся в сторону тренировочной площадки.
- Что за…- произнес в след Айзену Хирако.
Капитан пятого отряда, не торопясь, отправился следом за своим лейтенантом. В сам процесс тренировки он решил не вмешиваться, хотелось понаблюдать за Айзеном. Погода не располагала для наблюдений, и, естественно, Хирако не хотел, чтобы Соске видел его.
- Хирако-тайчо!- раздался знакомый голос.
Шинджи, повернул на голос.
- А! Кераку- тайчо! – крикнул Хирако и тут же тихо добавил. – Кажется, я просил называть меня Шинджи.
Капитан восьмого отряда, немного замялся, но в ответ кивнул головой.
- У тебя произошли некоторые изменения? И как? – поинтересовался Кераку, и оглянулся по сторонам.
- Ты о Соуске? – вопросом на вопрос ответил Хирако.
- Да. Айзен-фукутайчо поговаривают очень перспективный…
- Ээээ…рано еще говорить, – заявил Хирако.
- Послушай, Хирако-тайчо…
- Шинджи, - тут же выпалил Хирако.
- Послушай, Шинджи, может нам стоит обсудить это, пропустить по…
Хирако, уже было хотел согласиться, как тут в беседу резко встряла лейтенант восьмого отряда.
- Ищешь повод напиться? – крикнула Ядомару Лиза.
Подбежав к мужчинам и схватив своего капитана за рукав, она потащила его подальше от Хирако.
- Хирако-тайчо! Поговорим позже! – кричал Кераку.
- Я так и знал, да, с таким лейтенантом и шага ступить невозможно, – сам себе сказал Шинджи и направился к тренировочной площадке.
По дороге за ним увязалась кошка, она шла следом и терлась о ногу капитана пятого отряда.
- Не надо было мне тебя гладить,- сурово проговорил Хирако, наклонился и еще раз погладил мягкую шерсть.
Подойдя к площадке, капитан медленно опустился на землю, кошка тут же прыгнула к нему на колени. Забыв, за чем он пришел, поглаживая маленького зверька, он улыбался и не заметил, как к нему подошел Айзен. Улыбка не успела исчезнуть с лица, он посмотрел на своего лейтенанта.
- Что с тобой, Соуске? – пряча улыбку, заявил капитан.
- Тайчо? – Айзен находился в замешательстве. Ему показалось, что он застал капитана в неподходящий момент.
- Соуске, тебе нравятся кошки? – неожиданно спросил Хирако.
- Тайчо?
- Э-э-э-э? Простой вопрос! И прекрати постоянно говорить «Тайчо!» - Хирако, не переставая гладить кошку, смотрел на него.
- Я не задавался вопросом относительно кошек… - неуверенно проговорил Айзен.
- Кошки умнее собак, но, увы, подчинить их не так-то просто. Особенно ту, которая у меня. Может, ты попробуешь, Соуске? – Хирако расплылся в улыбке.
Айзен так и оставался смотреть на капитана.
- Ну, и? Что ты молчишь, Соуске? Вот кошка, вот ты. Твои действия? – поторопил его капитан.
- Как прикажете, тайчо, – все так же неуверенно ответил Айзен.
- Э-э-э, - махнул рукой капитан, - какой-то ты скучный, - он поднялся и собрался уходить.
«Скучный?» - ошарашено подумал Айзен. «Ну, погодите, Хирако-тайчо, я еще устрою Вам веселую жизнь».
- Хирако-тайчо, - уже вслух сказал он, - я все обдумал и решил, что хотел бы служить под Вашим началом, - Айзен склонился в поклоне.
Капитан посмотрел на него серьезным взглядом, опустив кончики губ.
- С поклонами завязывай, не люблю этого, - наконец высказался он.
- Как прикажете, Хирако-тайчо! – Айзен послушно выпрямился.
- Вот достался же мне в лейтенанты зануда, - недовольно проворчал Шинджи. – Дорогу в расположение отряда знаешь? – дождавшись утвердительного кивка Айзена, он продолжил. – Найдешь отряд, а там уже тебя найдет работа. Я буду позже. В чем разберешься, сделаешь сам, если возникнут вопросы, лучше дождись меня. Приказ понятен?
- Да.
- Ты все еще здесь, Соуске?
Айзен исчез в шунпо.

Самым сложным в работе лейтенанта для Айзена оказалось общение с собственным начальством. Нет, Хирако-тайчо был ответственным капитаном, и работа отряда была отлажена как часовой механизм. Но при общении с капитаном у Айзена постоянно складывалось ощущение, что к нему относятся как к вещи, принадлежащей отряду и, как следствие, самому капитану. Нет, его не оскорбляли намеренно, но безразличный взгляд Хирако-тайчо оставлял у Айзена именно такое впечатление.
А еще лейтенанту казалось, что капитан постоянно провоцирует его на что-то. Провоцирует своей манерой общаться и поведением, да и просто своей ухмылкой. Он видел Айзена насквозь и не скрывал этого.
Через пару дней после своего назначения Айзен выработал свою манеру поведения с капитаном. Он мягко улыбался и говорил только по делу. Он ходил за капитаном как тень, напоминал обо всех нарочно забытых, как ему казалось, встречах и делах, он даже ненавязчиво журил Хирако-тайчо за его опоздания, манеры и отношение к людям, к некоторым людям. Например, к лейтенанту двенадцатого отряда, встреча с которой каждый раз оканчивалась если не потасовкой, то перебранкой точно. Конечно, Айзена радовало, что не только в нем капитан вызывает чувство, как будто тебя провоцируют, но легче от этого не становилось.
Не смотря на все это, Айзену было интересно со своим капитаном, интересно было пытаться предугадать, что еще он скажет или сделает, и почти никогда не угадывать. Интересно было играть в эти своеобразные кошки-мышки, когда капитан совершенно точно знал, чего хотел добиться от лейтенанта, а лейтенант демонстрировал чудеса самообладания и прикидывался, что совершенно не понимает, чего от него хочет капитан. Да, Айзен довольно быстро понял, чего добивается Хирако-тайчо: он пытался заставить своего лейтенанта скинуть маску, которую Айзен носил всегда, сколько себя помнил, маску доброжелательного, мягкого, понимающего, но неопасного человека. Зачем это нужно капитану, Айзен так и не смог понять. Зато, проанализировав свои чувства, Соуске с удивлением понял, что совершенно по-детски обижен на Хирако-тайчо за то, что тот с первого взгляда все понял про него.
От этой обиды у Айзена в присутствии капитана леденели кончики пальцев, сбивалось дыхание, а губы хотелось обиженно скривить, но он не был бы собой, если бы показал капитану все эти слабости. Поэтому он только сильнее склонялся над бумагами и сосредотачивался на работе.

Вот и сейчас, сидя над квартальным отчетом, Айзен все сильнее наклонялся к документу, боясь поднять глаза и наткнуться на безразлично-задумчивый взгляд капитана.
- Соуске, - неожиданно окликнул его Хирако-тайчо, - будешь так близко держать бумагу к глазам, ослепнешь окончательно. Может, тебе стоит очки поменять? Слепой шинигами в Готее уже есть. Зачем нам еще один?
- Спасибо, Хирако-тайчо, я хорошо вижу и в этих, - Айзен был немного удивлен и, пожалуй, даже чуточку рад этой своеобразной заботе.
- Как знаешь, - Хирако откинулся на спинку стула и, закинув руки за голову, вперил недовольный взгляд в потолок. – Не знаю, как ты, Соуске, а я хочу чаю.
- Как прикажете, тайчо, - Айзен отправился в смежную комнату заваривать чай.
- Зануда, - привычно отозвался капитан.
Когда Айзен вернулся с подносом, Хирако-тайчо стоял у его стола и изучал недописанный отчет.
- Хирако-тайчо? – он замер в дверях.
- Неплохо, Соуске, очень неплохо, далеко пойдешь, - равнодушно ответил капитан.
- Спасибо, тайчо, - Айзен поставил поднос на низкий столик у окна.
- Налей и поставь, - Хирако махнул в сторону своего стола, продолжая изучать документ.
- Как прикажете, тайчо.
- Зануда, - хмыкнул Шинджи.
Поставив чашку на стол капитана, Айзен выпрямился и вздрогнул, обнаружив, что Хирако-тайчо стоит вплотную к нему.
- Т-тайчо? - привычная улыбка сползла с его лица.
- В твоем отчете ошибка в количестве погибших на боевых заданиях. Две команды из нашего отряда принимали участие в секретной операции.
- Я не знал.
- Тебе и не положено об этом знать, но ты себя вроде неплохо проявил, - ухмыльнулся капитан. – Да и мне лень исправлять твой отчет, так что вот тебе все данные по той операции.
Хирако потянулся через Айзена к бумагам на своем столе, одной рукой опираясь о столешницу. Айзен окончательно оказался зажат между капитаном и столом, он вжался в столешницу и отклонился, но все равно почувствовал, как по его щеке скользнула прядь волос капитана, а их бедра на секунду соприкоснулись. Айзен покраснел.
- Ага, вот они, держи, - Хирако буквально сунул бумаги в руки оторопевшему лейтенанту, но даже не подумал отступить хотя бы на шаг. – Что это с тобой, Соуске? – он с интересом разглядывал покрасневшего Айзена.
«Он что, правда не понимает, как все это двусмысленно выглядит? Или это очередная попытка вывести меня из себя?» - растерянно подумал Айзен и почувствовал, как от обиды у него начали леденеть кончики пальцев.
- Тайчо, можно я… - стараясь говорить ровным голосом, Айзен кивнул головой в сторону своего стола.
- Ты такой занятный, когда обижаешься, - Хирако широко улыбнулся, не обратив внимания на слова своего лейтенанта.
«Он знает?» - искренне удивился Айзен.
Он попытался пройти мимо Хирако-тайчо, но тот просто оперся руками о стол по обе стороны от Айзена и сделал к нему шаг, практически прижавшись.
- Конечно, знаю, Соуске, - практически промурлыкал капитан в ответ на его мысли. – Это сложно не заметить, ты как открытая книга.
Хирако протянул руку и костяшками пальцев провел по линии подбородка Айзена, затем кончиками пальцев коснулся его губ, наблюдая за реакцией лейтенанта наглым и насмешливым взглядом.
- Хочешь, у тебя появится причина для настоящей обиды на меня? – капитан наклонился и провел языком по мочке его уха.
Айзен дернулся и попытался оттолкнуть Хирако, но его кисти были перехвачены и довольно болезненно прижаты к столу, реяцу капитана буквально сковала его, даже дышать стало трудно, между ног протиснулось чужое колено.
- Не так быстро, Соуске-чан, - прошептал Шинджи ему на ухо. – Мне только стало интересно с тобой, - он несильно прикусил кожу на шее Айзена и навалился на него, заставляя практически лечь на стол.
- Знаешь, мне до тошноты надоело смотреть на твою улыбочку, - сообщил он доверительно, глядя Айзену прямо в глаза. – А сейчас ты такой… настоящий, - Хирако погладил его по щеке и небрежно стащил очки, поддев их пальцем.
Айзен воспользовался ситуацией, резким движением скинул с себя капитана и кинулся к двери. Но уже у самого выхода он натолкнулся на Хирако и, отступив на пару шагов, поднял на него загнанный взгляд.
- Тайчо, я… Вы… не надо… это не правильно…
Капитан медленно поднял руку и мягким движением ударил Айзена ребром ладони за ухо.
Через несколько секунд Соуске осознал себя лежащим на полу, в голове стоял гул, мир вокруг был странно неустойчивым. Он попытался подняться, но пол неожиданно взбрыкнул, и Айзена припечатало к нему щекой. Сил хватило только, чтобы перевернуться на спину. Хирако-тайчо стоял над ним и рассматривал его равнодушным взглядом.
«Он не остановится», - понял Айзен. «Он не остановится, для него теперь это не шутка, а дело принципа, уже дело принципа… Может, поэтому он постоянно и задирает Хиёри-фукутайчо. Может, не стоило так бессмысленно держаться за свою маску, ведь он все равно все понял, понял с первого взгляда».
- Хирако-тайчо, я обещаю… я больше не буду при Вас пытаться казаться другим, - он не совладал со своим голосом, получилось жалко и испуганно.
- А вот это будет совсем неинтересно, - покачал головой Хирако и опустился на пол рядом с Айзеном. – Помнишь наш первый разговор, Соуске?
Айзен кивнул.
- Чей ты лейтенант?
- Ваш…
- Чьи приказы ты должен выполнять?
- Ваши, но…
- Кто из нас решает, слушать мне тебя или нет?
- Вы… Но сейчас не та ситуация!
Айзен снова попытался подняться. Ему практическим удалось сесть, когда на него навалился Хирако, повалив его обратно на пол. Айзен больно ударился затылком, в голове вновь загудело.
Подмяв под себя лейтенанта, Хирако лег на него, большими пальцами поглаживая шею. От прикосновений капитана по его телу побежали мурашки. Айзен не понимал, почему это происходит, почему от действий капитана тело расслаблялось, а разум успокаивался. Может это какая-то разновидность кидо? Соуске закрыл глаза и подумал что вот так, готов пролежать под ним вечность. Руки сами нащупали длинные пряди, бесконечные, светлые, мягкие на ощупь. Их так приятно было касаться кончиками пальцев, путаться в них, поглаживать.
- Какая сейчас ситуация, Соуске? – совсем тихо проговорил Шинджи, прижимаясь влажными губами к уху.
- Тайчо…- Айзен словно услышал свой голос со стороны, звучало так, словно его загнали на край пропасти, и если он сейчас ответит на вопрос, то полетит вниз.
- Ну, Соуске? – Хирако приподнялся.
Волосы раскинулись, создалось впечатление, что Айзен находился под золотым балдахином. Лукавый взгляд - капитан ждал ответа. Соуске терялся, он сам не знал какая ситуация. Прикусив губу, он закрыл глаза и повернул голову. Делая неимоверное усилие над собой, еле слышно проговорил:
- Хирако-тайчо! Можно мне…
Не успев договорить, губы Шинджи прижались к ложбинке на горле лейтенанта.
- Продолжай, что ты хочешь мне сказать, – проговорил Хирако, не отрывая губ от кожи Айзена.
- Нет…я не знаю, – умоляя, выпалил Айзен.
Холодная рука капитана скользнула в вырез косоде, пальцы поглаживали острые ключицы.
- Не знаешь? – прошептал Хирако горячим голосом.
«Только не там», - сам себе сказал Соуске, когда ладонь Хирако проникла в разрез хакама.
Шинджи достал языком до уха Айзена и провел, оставляя мокрый след, от мочки по щеке и оказался возле безвольного рта, на секунду замер, кончик языка очертил линию губ, а потом и вовсе оказался во рту лейтенанта. Настырный, но в тоже время успокаивающий поцелуй. Руки Айзена против его желания с яростью прижали к себе тело Хирако-тайчо, которое оказалось худым и хрупким. «Что происходит? Почему так приятно», - думал Соуске, он даже не заметил, как Шинджи прикусил ему острыми зубами кончик языка. Да, Айзен готов был пойти до конца, каким бы не оказался путь.
У Хирако на этот счет были другие планы. Резко разорвав поцелуй, он глубоко вдохнул, выпрямился и слез с Айзена, как будто ничего не было. Расправляя помятое хаори, Шинджи растянулся в улыбке, разглядывая Айзена.
- В опасные игры играешь, Соуске! – привычно нахальным тоном заявил он, уже стоя возле двери. – А если бы я не остановился? Ты был настроен серьезно.…И, не валяйся! Отчеты ждут.…А меня ждет капитан восьмого отряда.
Хирако исчез. Айзен жалкий, возбужденный и беспомощный лежал на полу. Уткнувшись взмокшим лбом в деревянный пол, он не верил, что такое могло произойти. Больше всего он не мог поверить в то, что настроенный, казалось бы, очень серьезно Хирако-тайчо, просто забавлялся с ним. Хотел увидеть реакцию? Да, он нашел ответ на вопрос. Айзен-фукутайчо жалок.
Он попытался успокоиться и глубоко вздохнул. Не помогло, хотелось по-детски расплакаться от обиды и жалости к себе. Но вот слёз Айзен точно не мог себе позволить, нигде, никогда, ни при каких обстоятельствах. Он прикусил губу и даже стукнулся разок затылком об пол. Проанализировав ситуацию, Айзен пришел к неутешительным для себя выводам, его только что почти чуть не изнасиловал собственный капитан.
- Почти? – вслух удивился своим мыслям лейтенант пятого отряда. – Верно, я же уже был не против… Почти не против.
А потом его оставили. Оставили возбужденного, с осознанием собственной ничтожности и глупости. Айзену захотелось еще побиться головой о пол, но он сдержал этот порыв.
- Почему? Ну почему он имеет надо мной такую странную власть? – вопросил он потолок.
Потолок благоразумно промолчал.
Размышления успокаивали разум, но тело продолжало требовать своего, возбужденный член уже довольно болезненно пульсировал. Идти к себе не было ни сил, ни желания. Идея удовлетворить себя прямо здесь на полу, показалась Айзену даже забавной, он ухмыльнулся и потянулся к поясу.
«Хочешь, я для тебя стану им?» - до него донесся голос Киока Суйгецу, слышимый только ему.
- Спасибо, я как-нибудь сам, - вслух ответил Соуске.
Высвободив член из складок одежды, он несильно сжал его и несколько раз провел ладонью по всей длине. Прикрыв глаза, он представил темноволосую полногрудую красотку, она ему кокетливо улыбнулась и неожиданно превратилась в Унохану-тайчо, смотрящую на него с материнской улыбкой. Айзен от ужаса распахнул глаза и замер.
«Тебе ведь совсем не этого хочется, - раздался еле слышный шепот его занпакто. - Закрой глаза, я тебе покажу, чего ты хочешь».
Соуске помотал головой и упрямо уставился в потолок. Может чуть разнообразить ласку? Он ладонью сдвинул нежную кожу и большим пальцем обвел головку, почти царапая ее ногтем. Дыхание сбилось. С силой провел ладонью вниз, стараясь не обращать внимания на голос занпакто, настойчиво предлагающий закрыть глаза.
До безумия хотелось разрядки, но ее не было, были лишь почти болезненные движения ладони по нежной плоти, смутное недовольство и шепот Киока Суйгецу. Айзен сдался и закрыл глаза.
«Вот так, правильно», - довольно прошелестел занпакто. Мир Соуске наполнился золотыми прядями волос, они оплетали его, проникая под одежду, приятно холодили горячую кожу, скользили, заставляя Айзена выгибаться от удовольствия и страстно хотеть большего. Потому он не удивился, когда почувствовал, как поверх его ладони на члене легла чужая рука, сплела их пальцы и сделала пару движений, как будто попробовав. Он запрокинул голову и в голос застонал. Его руку бесцеремонно откинули. Прохладные пальцы скользнули по разгоряченной коже и сжали чувствительную головку. Соуске выдохнул и приподнял бедра, прося о продолжении. Продолжения не последовало.
Он открыл глаза, над ним с нахальной улыбочкой склонился Хирако-тайчо, ничего другого от своего занпакто Айзен и не ожидал.
- Киока Суйгецу… я же просил… не надо… - прерывающимся голосом попытался воззвать он к своему мечу.
- Киока?.. – наглое видение наклонилось к нему и прошептало на ухо, обдавая жарким дыханием. – Но ты ведь хочешь, Соуске-чан, - и прикусило ему мочку.
От звуков этого хрипловатого голоса, так похожего на голос Хирако-тайчо, по телу Айзена прошла дрожь. Он вцепился в чужие плечи, притягивая к себе.
- Хочешь? – ладонь «Хирако-тайчо» погладила возбужденную плоть.
- Да-а-а, - простонал Соске, и даже мысль о том, что его же меч над ним так странно издевается, не помешала ему податься навстречу ласкающей ладони.
«Хирако-тайчо» засмеялся и, обхватив член Айзена, сильными резкими движениями довел его до долгожданной разрядки.
Бессильно откинувшись, Соуске смотрел, как иллюзия Хирако-тайчо с интересом рассматривает свои пальцы, залитые его, Айзена, спермой, а потом протягивает к нему руку и мягко гладит его по щеке, оставляя на ней влажные следы.
- Я прихожу, чтобы взять бутылочку для Кераку-тайчо из личных запасов, а тут… - прошептал он на ухо Айзену. – Ты оказался таким… горячим, Соуске-чан.
Он наклонился и нежно поцеловал его. Айзен приоткрыл губы, впуская чужой язык и лениво отвечая на поцелуй.
Его радовала мысль, что занпакто оказался настолько разумным и даже придумал, пусть простенькую, но историю, почему капитан вернулся. Причинно-следственные связи всегда были очень важны для него.
Айзен прикрыл глаза, так и продолжая лежать на полу, хотелось спать. Иллюзия пошуршав немного в районе стола, исчезла, на прощание сказав:
- Не забудь про отчет.
- Угу, - невнятно промычал Айзен, улыбнувшись, так это было похоже на его капитана.
«Соуске», - неуверенно позвал его занпакто.
- Да, Киока Суйгецу, - по привычке вслух заговорил с ним Айзен. – У тебя получилась очень качественная и разумная иллюзия.
«Соуске, - как-то потерянно прошелестел занпакто. - Это была не иллюзия».
Первым, что произнес Айзен, вскочив на ноги и быстро приводя свою одежду в порядок, было:
- Он что, хранит свое спиртное здесь?!
Проходившая мимо территории пятого отряда Лиза Ядомару услышала этот крик души и мысленно пожелала молодому лейтенанту успехов в борьбе с пьянствующим начальством.

Прошла неделя. Время мучительно тянулось, минуты превращались в часы, часы в дни, дни растягивались в вечность. Айзен не мог находиться рядом с капитаном, ему становилось дурно, он все никак не мог выбросить из головы произошедшее. Казалось, он зациклился, еще немного и его сожрет изнутри пагубное чувство влечения к Хирако-тайчо.
Айзен сидел и разглядывал исписанные корявым почерком листы с отчетом. Прикасаясь кончиками пальцев к черным знакам, он представлял, что касается рук капитана. «А, Соуске, пока у меня не было лейтенанта, я сам делал отчеты, получалось ужасно! Не умею я работать с документами, сам видишь» - сказал ему как-то Хирако. Да, он видел, как тайчо делает над собой усилие и пытается вначале писать аккуратно, но его всегда что-то отвлекает, почерк начинает прыгать, а потом и вовсе отчет оборвается на полуслове. Он видел, с каким выражением лица, в какой позе все это было написано. Сняв очки, Айзен взмокшими ладонями надавил на глаза, так сильно, что, казалось, он вдавливает их обратно в глазницы. От боли он закусил губу.
- О чем мечтаешь, Соуске? – раздался над ним голос Шинджи.
- Тайчо, - Айзен вскочил, тут же нацепив очки.
Они стояли друг против друга, у Соуске снова стали покалывать кончики пальцев.
Взгляд капитана, пристальный, словно он читал мысли, не отпускал его. Айзен попытался опустошить голову, но ничего не получалось.
Хирако сделал пару шагов к лейтенанту, вот еще немного и он просто наступит на него и пройдет дальше. Резко остановившись на расстоянии вытянутой руки, Хирако произнес:
- Что с отчетами?
«А теперь он отправит меня на тренировочную площадку! Как было вчера и всю неделю», - подумал Айзен, но вслух сказал:
- Я работаю над ними…
Айзену самому не понравилось, как это прозвучало - словно отчеты его наказание.
- Красавчик, Соуске, – Шинджи растянулся в улыбке, - а теперь, на тренировочную площадку!
Лейтенант пятого отряда готов был скрыться, как Шинджи его одернул:
- Нет, подожди, вместе прогуляемся…
Все вернулось назад, прогулка напоминала самый первый день на посту лейтенанта пятого отряда. Айзен так же брел позади, Хирако привычно здоровался с проходящими мимо шинигами. Только Айзен в ответ не кивал головой, его взгляд замер на светлой макушки капитана.
- О! Лиза-тян! – неожиданно для Соуске прокричал Шинджи.
Быстрыми шагами он подошел к лейтенанту восьмого отряда, и положил руку на ее хрупкое плечо. На Айзена обрушилась лавина шока смешанная с неприязнью. Пружина ревности развернулась и комом застряла, где-то в груди.
-Ядомару-фукутайчо – грозно произнесла Лиза, и посмотрела через плечо Хирако на Айзена.
- Что это с ним? Он словно проглотил занпакто, – уже тихо сказала Лиза Хирако.
- Не важно, можешь мне немного подыграть? – Хирако подмигнул, так, чтобы Соуске увидел.
- Опять, да? – Лиза вскинула бровью. – Снова собираетесь с Кераку-тайчо напиться? И Вы не знаете, как увернуться от Айзена-фукутайчо.
- Именно, - прошептал Хирако и улыбнулся самой соблазнительной улыбкой.
Лиза еще раз пристально окинула взглядом капитана пятого отряда, и сказала:
- Ладно Кераку-тайчо лентяй и любитель выпить, но Вы-то…Или, – она еще раз посмотрела в сторону растерянного Соуске, – или Вы не встречаетесь с моим капитаном.
- Именно - он так же произнес как и в первый раз. – Подыграй мне, и всё. И да, я могу месяц не соглашаться пить с Кераку. И не воспринимай мои действия в свой адрес.
-Хорошо, – произнесла Лиза и улыбнулась в ответ.
Айзен тем временем готов был провалиться сквозь землю. Эти двое, словно договаривались о чем-то, о том, что ему, Айзену, абсолютно не нужно было знать. Он оказался свидетелем встречи двух влюбленных. Укол ревности, нет, острие ревности резало сердце Айзена. Еще немного, он подойдет и оттащит своего капитана от чужого лейтенанта.
- А, Соуске, - Хирако повернулся в сторону Айзена, - можешь идти без меня, я задержусь, а, может, и вовсе не приду. Так как насчет вечера, Лиза-тян? – Хирако не обращал внимания на Айзена, который засеменил в сторону тренировочной площадки.
Последнее предложение он слышал отчетливо, что и подтолкнуло его на безумную мысль пойти и посмотреть на свидание двух влюбленных. Пусть ему будет плохо от увиденного, но рука Хирако-тайчо, нежно обнимающая талию Ядомару-фукутайчо, не покидала его помутненный рассудок.
- Как-то все нелепо выглядело? Да? – сказал скорее сам себе Хирако.
- Зачем Вы над ним издеваетесь? – спросила Лиза. - И уберите от меня руки.
- Издеваюсь? С чего бы? – Шинджи рассмеялся.
- Вы разве не видите, ему неприятно.
- Мне все равно…- ответил Хирако и сделал пару шагов в противоположную сторону.
- Хирако-тайчо, если бы вам было все равно, Вы бы не устроили фарс, - девушка осуждающе смотрела на Шинджи.
- Это называется воспитание, дорогая Лиза-тян.
- Ядомару-фукутайчо, запомни, Шинджи… - и она скрылась в шунпо.
- Да, да, запомню, – тихо сказал Хирако. – А ночка сегодня будет интересной.

Айзен шел в направлении тренировочной площадки и размышлял. Спасибо Хирако-тайчо, под его началом он научился довольно быстро брать свои эмоции под жесткий контроль, буквально за неделю научился. Он невесело ухмыльнулся этой мысли.
«А еще узнал о себе много нового, - продолжил он размышлять. – Например, что вообще способен на такие сильные эмоции и чувства, как страсть и ревность».
Сейчас, когда сердце перестало колотиться как бешеное, голова немного остыла, а руки перестали сжиматься в кулаки от одной мысли о Ядомару-фукутайчо, ему было легче проанализировать ситуацию. И она показалась ему очень странной. Во-первых, слухи в Готее разносились очень быстро. Буквально в первый же день в Готее Айзену рассказали все сплетни за последние пятьсот лет.
О том, что опаснее Уноханы-тайчо только пьяный Ямамото-сотайчо, но это не факт, ибо лет двести назад, когда сотайчо в последний раз напился до попыток подогреть сакэ с помощью своего же банкая, его очень мягко остановила капитан четвертого отряда и за бороду увела в казармы своего отряда. Что там происходило, никто не знает, но с тех пор Ямамото-сотайчо вообще ничего крепче зеленого чая не пьет, а при Унохане-тайчо старается лишний раз не подавать признаков жизни. Познакомившись с Уноханой Рецу, Айзен пришел к выводу, что эта сплетня не беспочвенна, и решил держаться от капитана четвертого отряда подальше. Так же ему рассказали, что капитан восьмого отряда женщин любит больше на словах, а на деле предпочитает любить капитана тринадцатого отряда, и что лейтенантов в восьмой отряд назначают только по рекомендации Укитаке-тайчо. Глядя на Кераку-тайчо, в это было сложно поверить, но, познакомившись с Укитаке-тайчо, Айзен понял, что дыма без огня не бывает.
В общем, слухами Айзена снабжали регулярно, даже если он и не хотел. Сплетен о лейтенанте восьмого отряда и своем капитане он не слышал. Это, конечно, можно было списать на осторожность Хирако-тайчо и Ядомару-фукутайчо.
Во-вторых, если у Хирако-тайчо есть девушка, то почему он тогда полез к нему? «Можно предположить, - размышлял Айзен, - что они были в ссоре, или капитану захотелось новых впечатлений».
И, в-третьих, зачем, если они скрывают свои отношения, открыто демонстрировать их при лейтенанте пятого отряда? Решили предать свои чувства огласке? Но тогда надо было выбирать более людное место или более болтливых, чем Айзен, свидетелей.
Из всего этого напрашивался только один вывод: Хирако-тайчо опять решил устроить для него какую-то проверку и не постеснялся подключить для этого чужого лейтенанта. Осталось дело за малым - понять, какой реакции ждет от него капитан. И решить, как действовать самому, ведь, возможно, Хирако-тайчо предусмотрел, что он обо всем догадается, а, может, и не было никакого плана и все было делом сиюминутной прихоти капитана. Айзен понял, что окончательно запутался в этих «предположим» и «возможно».
«Никуда я не пойду сегодня! – твердо решил он. – Пусть сам носится по лесам со своими идиотскими планами, а я буду спать».
На душе стало легче, и утро вдруг показалось Айзену просто чудесным. Он улыбнулся и только хотел продолжить свой путь, как подле него материализовалась лейтенант восьмого отряда, выйдя из шунпо. Он даже подскочил от неожиданности.
- Айзен-фукутайчо, - вежливо кивнула она.
- Я-ядомару-фукутайчо, - взял себя в руки лейтенант пятого отряда.
- Я хотела с Вами поговорить.
- Поговорить? – повторил Айзен, рассматривая Лизу.
Сейчас, когда она стояла рядом с ним, все его рассуждения показались очень глупыми. Как он мог подумать, что Хирако-тайчо всё это подстроил? «Капитану и должны нравиться именно такие девушки», - Айзен уставился на грудь Лизы.
- Да, о Хирако-тайчо, - Ядомару-фукутайчо стойко делала вид, что не замечает, куда пялится ее собеседник.
- О Хирако-тайчо? – тупо повторил Айзен, скользнув взглядом вниз по фигуре девушки.
«Интересно, она всегда носит такой укороченный вариант формы, или я просто не обращал внимания?» - задумался он, разглядывая длинные ноги Лизы.
- Да, о Хирако-тайчо, - устало повторила она. – Айзен-фукутайчо! Глаза здесь! – не выдержала она столь откровенного разглядывания и, щелкнув пальцами у его лица, заставила лейтенанта пятого отряда, наконец, поднять взгляд.
Когда Айзен посмотрел на нее, она продолжила:
- Шинджи, конечно, придурок, но он хороший парень и отличный капитан.
«Ах, он уже Шинджи!» - внутренне закипел Соуске, почувствовав, как ребра сдавливают кольца ревности.
- Не принимай близко к сердцу его нападки, он не со зла, у него манера такая, - продолжила Лиза, не обратив внимания на ожесточившийся взгляд Айзена. – Считай это советом друга, - она хлопнула его по плечу. – Через пару лет ты привыкнешь… Даже я привыкла к нему… почти… - как-то задумчиво закончила она.
«Почти, - мысленно повторил Соуске. – Значит, они уже не первый год… Почти…»
Лиза пошла вперед, и глаза Айзена против воли стали следить за мерно покачивающимися бедрами девушки. «Естественно, она его девушка, было бы удивительно, если бы это было не так», - горько размышлял он.
Воображение нарисовало ему ночной лес и два тела, которые сплелись на расстеленном прямо на земле белом капитанском хаори, молочно белые, чуть светящиеся в темноте, длинные ноги девушки, обхватывающие бедра мужчины с длинными, золотистыми даже в неверном лунном свете, волосами. Айзен почти слышал их сбивающееся жаркое дыхание.
Он встряхнул головой, чтобы отогнать наваждение, и поймал изучающий взгляд Ядомару-фукутайчо.
- Держи, - она сунула ему в руки какую-то книгу и исчезла в шунпо.
Айзен опустил глаза и понял, что ему вручили один из знаменитых на весь Готей эротических журналов лейтенанта восьмого отряда.
Он бессильно зарычал и кинул книжицу в дорожную пыль. Как она посмела его так жалеть! Она что, решила, будто он хочет ее? И таким образом остужает его пыл? В этот момент он ее почти ненавидел.
«Я прослежу за ними! Я обязан проследить! Просто чтобы заставить себя понять – я ему не нужен…. Ха, это он мне не нужен! Но я все равно прослежу за ними! Чтобы знать наверняка!»
Воображение вновь подсунуло ему картинку с парочкой в лесу, но он усилием воли отогнал ее. «Все вечером, - решил он. – А сейчас меня ждет рядовой состав отряда».
Айзен привычно улыбнулся и ступил на тренировочную площадку.

В ожидании вечера день тянулся бесконечно долго. Срочных дел не было, а рутинные делались сами собой. Хирако-тайчо неотрывно сидел на своем рабочем месте, маялся бездельем и изредка мурлыкал себе под нос незамысловатые мотивчики с самым мечтательным видом. Айзен-фукутайчо тоже маялся бездельем, но отлучится от капитана не мог – боялся, что тот уйдет куда-нибудь, ищи его потом. Напряжение давало о себе знать - Айзен нервно ерзал на стуле и иногда бросал быстрые взгляды на замечтавшееся начальство, тот, кажется, этого не замечал.
День медленно двигался к вечеру. Айзен нервничал всё больше, что если Хирако-тайчо отошлет его? Ведь сидеть в штабе отряда без дела не имело смысла.
- Соуске, - отвлек его от размышлений капитан. – У тебя расческа есть?
- А? – не сразу понял о чем речь лейтенант. – Нет, Хирако-тайчо.
- Плохо, Соуске, очень плохо, не сумел ты предугадать потребностей своего капитана, - притворно расстроился Шинджи. – Ну, ладно, значит, придется так, по-простому, - он запустил пальцы в волосы, используя их вместо расчески.
Айзен, затаив дыхание, наблюдал, как Хирако-тайчо расчесывает волосы. Капитан, осторожно даже ласково пропускал сквозь пальцы длинные блестящие пряди, эти движения завораживали Айзена, магнитом притягивая взгляд.
Хирако поднял на него глаза. Айзен сделал вид, что вовсе не заинтересован в процессе прихорашивания своего капитана.
- Соуске…
Айзен медленно посмотрел на Шинджи поверх очков.
- Хирако-тайчо?
- Какие планы на вечер? – Хирако улыбнулся, но в глазах читалось, что он точно знает какие планы у его лейтенанта на этот вечер.
- Почему Вы спрашиваете, тайчо?
- Не знаю. И прекрати отвечать вопросом на вопрос.…Начинает раздражать, – резко ответил Хирако. – Всё, я ушел, если я кому понадоблюсь, пусть ищут меня сами. Пока! - он покинул штаб отряда.
Досчитав зачем-то до двадцати, Айзен поднялся из-за стола и подошел к окну. «Наверное, пора действовать», - подумал он, всматриваясь в фигуры шинигами. Светловолосая макушка капитана скрылась за поворотом, Айзен кинулся в том же направлении, боясь потерять его из виду. Напрасно он боялся, Хирако-тайчо неспешно шел по улице, не оглядываясь по сторонам и лишь изредка здороваясь со знакомыми.
Айзен держался шагах в тридцати позади, но двигаться старался по крышам, а если и спускался на землю, то поминутно прятался в тупичках и подворотнях, которыми, на его счастье, изобиловали улицы Сейретея.
Не теряя, таким образом, своего капитана из виду, Айзен уверенно следовал за ним.
«Зачем я так поступаю?» - лейтенант пятого отряда прекрасно понимал, что наблюдать за влюбленной парой непристойно, но что-то внутри него твердило, что Хирако-тайчо всё-таки завел какую-то очередную игру с ним. Однако абсолютно не был понятен смысл подобного развлечения для Шинджи.
Айзен был не дурак, и понимал, что его собственные рассуждения скачут из крайности в крайность, то признавая любовь между Ядомару-фукутайчно и Хирако-тайчо, то подозревая последнего в каких-то своеобразных играх. За подобными мыслями Айзен не заметил, как Хирако-тайчо покинул пределы Сейретея, и они оказались у самой кромки леса. Айзен вдруг осознал, что последние минут десять шел за капитаном по открытой местности и даже не думал как-то скрыть свое присутствие. Растерянно и немного испугано, он осмотрелся. Никого, только приглушенные крики птиц и шелест ветра в листве.
- У меня для тебя две новости, Соуске, - раздался позади голос Хирако-тайчо.
- Хорошая и плохая? – попытался улыбнуться Айзен, не смея оглянуться на капитана.
- Это как посмотреть, - ответил Шинджи, и Айзен почти почувствовал, как тот пожал плечами. – Первая, ты никудышный шпион, Соуске, из чего следует, что во второй отряд тебя никогда не возьмут. Хорошо это или плохо, решать тебе, - усмехнулся Хирако-тайчо. – И вторая, мой лейтенант - идиот! В этом есть, конечно, и плюсы, но, боюсь, для меня это не слишком хорошая новость, - он замолчал, так и не выйдя из-за спины своего лейтенанта.
- Ну и идиот ты, Соуске! – с раздражением повторил он. – Вздумал следить за мной, а кидо, скрывающее хотя бы реяцу, не говоря уже о тебе самом, применить не догадался. Кругом!
Айзен повернулся лицом к капитану, надеясь, что сейчас тот растянет губы в усмешке, еще раз обзовет идиотом и превратится в привычно-безразличного капитана. Но Шинджи оставался серьезным и пристально вглядывался в глаза Айзену.
- В следующий раз, я так и сделаю – проговорил Соуске, чтобы просто хоть что-то сказать и, может, разозлить капитана, чтобы тот перестал смотреть так серьезно.
Хирако уверенно шагнул к нему, приблизившись настолько близко, что Айзен почувствовал его дыхание на своей щеке. Абсолютно спокойное дыхание, в отличие от его резко сбившегося.
Прикоснувшись к лейтенантскому шеврону, Хирако-тайчо аккуратно провел кончиком пальца по его краям. Айзен не успел ничего понять, как шеврон полетел на землю, а вслед за ним и капитанское хаори Шинджи.
- Ну вот, Соуске… Теперь нас ничего не связывает, – Хирако наконец улыбнулся, а Айзен яростно проклинал ту минуту, когда решил направиться вслед за ним.
- Тайчо? – попытался разыграть непонимание Айзен.
- Соуске, Соуске, - покачал головой Хирако, - может, хватит дурачка разыгрывать? Здесь и сейчас нет ни капитана, ни лейтенанта. Я хочу, чтобы ты, наконец, определился, Соуске.
- Определился? – не понял Айзен.
- Да, - кивнул Шинджи и продолжил задумчиво, - но как мне тебя заставить понять?
Неожиданно он схватил Айзена за косоде и притянул к себе:
- Скажи, Соуске, а ты будешь защищаться, если я нападу на тебя?
- Ч-что?
Не успел он осознать слова капитана, как почувствовал мягкий удар в грудь, который отбросил его назад. Хирако исчез из его поля зрения, и тут же Айзен почувствовал тот же мягкий удар, но уже в спину. Он упал на четвереньки.
- Знаешь в чем твоя проблема, Соуске? - Шинджи присел подле него на корточки. – Сядь!
Айзен послушно сел, сейчас он до ужаса боялся своего капитана.
- Так вот, Соуске, твоя проблема в том, что ты твердо уверен, будто знаешь, что у тебя творится здесь, - Хирако коснулся лба Айзена, - здесь, - палец пропутешествовал по его носу, очертил губы, спустился по подбородку к шее, коснулся ключиц ушел ниже, замерев прямо напротив безумно бьющегося сердца. - И, наконец, здесь, - рука опустилась ниже и накрыла пах.
Айзен дернулся, но сопротивляться не смел, чувствуя себя под насмешливым взглядом капитана как кролик перед удавом.
- А на самом деле, ты абсолютно ничего об этом не знаешь, - продолжил Шинджи. – Ничего не знаешь о себе самом. Придумал себе собственный образ и живешь им. И этим существенно ограничиваешь свои способности, Соуске. А чтобы ты сам это понял, тебе нужна эмоциональная встряска, - ладонь капитана чуть сжалась. – Очень сильная встряска.
Шинджи наклонился и поцеловал Айзена. Это сняло оцепенение, он подскочил и, задыхаясь, выпалил:
- Так всё это было ради…
- Да, - перебил Хирако. – Посмотри на себя, ты же считаешь, что твой разум всегда подчинит эмоции, но, сейчас где твой разум? Стоило мне сменить манеру поведения, и ты потерялся, не знаешь, как правильно реагировать. Я вижу сплошные эмоции, и так всегда.
- Вы…
Но Хирако вновь не дал ему закончить, внезапно появившись прямо перед ним и толкнув его к ближайшему дереву, прижимая к стволу. Попытавшегося сопротивляться Айзена просто пригвоздило к месту реяцу капитана, не давая пошевелиться.
- Ты хороший офицер, Соуске, - зашептал Шинджи на ухо Айзену, запуская руку в разрез его хакама и дальше, под фундоси. – А когда разберешься в себе, станешь еще лучше. И ты меня устраиваешь как лейтенант. С другой стороны, я был бы не прочь с тобой переспать и даже не один раз.
Хирако поцеловал его скулу, подбородок, прикусил кожу на шее, а рука продолжала гладить, ласкать, возбуждать.
Айзен старался отрешиться от ситуации, заставить тело не отвечать, безуспешно впрочем. В который раз он проклинал минуту, когда решил всё-таки проследить за капитаном.
- Но?.. – хрипловато произнес Айзен, собрав остатки разума и воли.
- Что «но»? – спросил Шинджи и языком провел по ключице своего лейтенанта.
Айзен застонал и продолжил:
- У Вас всегда есть какое-то «но».
- Вот видишь, - Хирако оторвался от его шеи и заглянул Айзену в глаза, - результат уже есть, голова у тебя даже немного работает, - обрадовался он.
- Так какое «но» на этот раз? – не дал отвлечь себя Айзен.
- Ах, да! Но… Во-первых, я не трахаюсь с подчиненными, - сказал капитан, а его рука тем временем и не думала прекращать свое занятие. – И, во-вторых, мне нужен лейтенант, а не подстилка. Выбор за тобой, Соуске-чан, кем ты хочешь быть для меня?
Не дожидаясь ответа, он впился в губы Айзена, проникая языком в его рот, подчиняя и предлагая одновременно. Сдерживающая реяцу ослабла, и Айзен вцепился в своего капитана, прижимаясь к нему, отвечая на поцелуй со всей страстью и яростью, на какую был способен.
- Ну, что ты решил, Соуске-чан, - наконец, разорвал поцелуй Хирако.
- Я хочу быть Вашим лейтенантом, Хирако-тайчо, - Айзен отпустил его плечи.
- И? – насмешливо протянул Хирако.
- И всё, - твердо ответил Айзен.
- Вот и ладненько, - как ни в чём не бывало заулыбался Шинджи, отходя от Айзена. – Вижу, ты правильно понял мои слова, - он подобрал хаори с земли и отправился в сторону Сейретея. – Жду тебя завтра утром в штабе.
Айзен дождался, когда капитан скроется из виду, и только тогда поднял свой шеврон.
- Я уничтожу Вас, Хирако-тайчо, - мягко улыбнулся он сам себе. – Если не физически, то для Готея-13 точно.

Лишь много лет спустя, Соуске понял, что в тот день Хирако Шинджи не только вырыл себе яму, но и создал того Айзена, который смог впоследствии уничтожить Совет 46 и предать Готей, по крайней мере, подтолкнул его в нужном направлении.

***
Айзен Соуске, новый Владыка Уэко Мундо, до сих пор помнил свои слова. Мысленно он не раз проговаривал: «Я уничтожу Вас, Хирако-тайчо». И каждый раз жалел, что не сказал ему это в глаза. Фраза, со временем превратилась в навязчивую идею. Перешагивая через чувства к Хирако-тайчо, затаптывая в себе верность Готею и уважение к начальству, он превращал всё это в ненависть. Готей прогнил насквозь, убеждал себя Айзен, и его необходимо уничтожить.
Его нисколько не удивило поведение Шинджи после случая в лесу. Безразличие капитана только подстегивало. Хирако превращался в ничто, а Айзен становился тем, кем он был сейчас.
У него была цель. И она помогала ему действовать правильно, уничтожая все преграды. Было не важно, что вместе с Хирако-тайчо из Сейретея были изгнаны и другие шинигами. Главное, что цель была достигнута. Хирако Шинджи больше не существовал для Готея-13. Он был хуже, чем мертв, он стал их врагом. Самолюбие Айзена было удовлетворено, но иногда он думал, а что если бы он ответил по-другому?

@темы: NC-17, Айзен, Хирако, фанфик

Комментарии
2009-09-08 в 10:40 

Heartless_venus
У каждого мужчины свой срок годности, важно определить этот срок до того как он завоняет у тебя в гостиной
:five:

2009-09-08 в 11:29 

Одни вещают и изучают, а другие с топором по граблям ходят
2009-12-27 в 22:43 

Черт, как замечательно. В какой-то момент я подумал, что в конце стоит ждать хеппиэнда, но нет, вы меня приятно удивили) Как же мне нравится этот вхарактерный Шинджи!)

2009-12-28 в 11:33 

Одни вещают и изучают, а другие с топором по граблям ходят
Ичимару единственный и неповторимый, спасибо, мы долго думали, но в конце концов решили обломить Айзенито :gigi:

2009-12-28 в 11:36 

soV@..., Хирако воспитал монстра) Зря вы его так, может, он бы из Готея не уходил. Хотя, если бы он не уходил, было бы не так весело, нээ? ^^

2009-12-28 в 11:39 

Одни вещают и изучают, а другие с топором по граблям ходят
Ичимару единственный и неповторимый, вот-вот, нужно было как-то всё это к канону хотя бы боком присобачить, так и придумали Айзену душевную травму на сексуальной почве :lol: а то он как-то уж очень странно на своего капитана реагировал: жаловался, что тот на него внимания не обращает :alles:

2009-12-28 в 11:43 

soV@..., в принципе, вы совсем неплохо все продумали)

2009-12-28 в 12:01 

Одни вещают и изучают, а другие с топором по граблям ходят
Ичимару единственный и неповторимый, ^_____^ обоим авторам очень приятно, что Вам понравилось :bravo:

2009-12-28 в 12:04 

soV@..., это вам спасибо за замечательный фик) Побольше бы таких)

2010-06-12 в 23:49 

Руриирокуджаку [DELETED user]
Браво авторам, отличная работа :hlop:

2010-06-15 в 11:14 

Одни вещают и изучают, а другие с топором по граблям ходят
Руирофудзяку, спасибо :vict:

2010-06-15 в 17:00 

Сказки не будет...?
Просто...просто нет слов*О* прочитала на одном дыхании** и конец такой неожиданный,эх...

2010-06-15 в 17:14 

Одни вещают и изучают, а другие с топором по граблям ходят
Selenced, ну я думаю, в их истории и не может быть хэппи энда, один сплошной облом)))
авторы рады, что вам понравилось)))

2010-07-11 в 01:38 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
А что, всё в принципе правильно, воспитательные меры должны в первую очередь включать мозги по делу, остальное уже опционально))) Хотя теоретически всё-таки обидно, что вылилось это в "уничтожу", а не во что более приятное для обоих, порядка перерасти, догнать и вылюбить, вначале в мозг, а там как пойдет)))

2010-07-12 в 09:48 

Одни вещают и изучают, а другие с топором по граблям ходят
Карин-тюремщица
а я всю эту последующую историю с превращением в вайзардов, хогиоку и прочими радостями жизни и воспринимаю, как попытку вылюбить мозги Хирако, а заодно и всего Готея ))) думаю Айзен искренне пытался перерасти всё это, но вот только рос как-то не в ту сторону :alles:

2010-07-12 в 16:59 

Судзугамори Рен
И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
А в какую надо было?

2010-07-13 в 09:58 

Одни вещают и изучают, а другие с топором по граблям ходят
в сторону "меньше слов - больше дела" )) моя личная ИМХА, что в событиях в лжеКаракуре в Айзене появилось слишком много позерства, в Маятнике он так выделывался только когда перед Хирако речь толкал :gigi: но таков закон жанра, даааа.....

   

Bleach: Aizen Sousuke

главная